Пользуясь сайтом http://sprint-rnd.ru, Вы автоматически принимаете правила передачи и обработки персональных данных.

Политика защиты и обработки персональных данных. Договор публичной оферты.

Режим работы: ПН – ПТ 11:00-19:00, СБ 12:00 -17:00, ВС-ВЫХОДНОЙ
Get Adobe Flash player

***** ОПИСАНИЕ СТРАН*****

Туры по Донской земле

туры по ростову, туры по ростовской области

КАВ МИН ВОДЫ САНАТОРИИ

Экскурсии Паттайя

Экскурсии Пхукет

Санатории Беларуси

СПРИНТ СВИДЕТЕЛЬСТВО 1347

Португалия

Вы решили отправиться на край Европы, в Португалию. И, без сомнения, уже в аэропорту получите начальное впечатление об этой стране. Вас, конечно, удивит, что буквально все пассажиры авиалайнера разговаривают на русском языке! Причем свободно переходя на португальский. Интересно не то, что это наши соотечественники, направляющиеся на заработки, а то, что общаются они с португальцами искренне, непринужденно и тепло, как соотечественники. Позже вы убедитесь, что это только вы открываете для себя Португалию, а наши соотечественники уже давно ее открыли. И она — их. Наших там уважают за умение быстро осваивать язык и добросовестно работать. Португальцы это хорошо понимают, потому что у самих диаспоры больше, чем коренного населения страны…
 
Долой стереотипы!
 Россияне считают: раз теплая страна у моря, значит — круглый год можно загорать на пляже. Может, кто-то будет разочарован, но купальный сезон здесь ограничивается тремя-четырьмя месяцами, а вода даже летом бывает очень прохладная. Что поделаешь — это океан, это Атлантика…

 Вообще иностранный туризм в Португалии не такой и массовый. Если в соседней Испании он дает 38 процентов национального дохода, то здесь — только восемь. Оказывается, все дело в разнице между предпочтениями недавних правителей: если испанский диктатор Франко всячески поощрял это прибыльное дело, то португальский Салазар считал, что туризм только вызывает опасное брожение умов.

 Завсегдатаи португальских курортов и исторических центров — англичане, давние партнеры по отвоеванию страны у мавров, испанцев, бонапартистов и большие поклонники раритетов. Иногда можно видеть забавные картинки: одетые чуть ли не в шубы одетые теплолюбивые португальцы, а рядом в шортах — хладнокровные жители Альбиона.

 Ну, а раритетов в маленькой Португалии столько, что хватило бы на несколько таких государств, как… Но не будем о грустном. Скажем лишь, что для неадаптированного человека количество роскошных дворцов и богатейших монастырей может стать настоящим испытанием. И это при том, что в 1755 году архитектуру здесь переполовинило невиданное землетрясение и цунами.

 В наследство от эпохи великих открытий маленькой Португалии осталась определенная мания величия. Здесь все «самое лучшее», «самое древнее», «самое вкусное»… Скажем, рыболовецкий флот — крупнейший в мире. Представляете, в стране с населением 10 миллионов? Но он действительно такой! Ведь местный Минрыбпром регистрирует все лодки с мотором…

 И когда говорят, что экология здесь «самая-самая», то не очень грешат против истины. Отсутствие крупной промышленности, внедрение альтернативной энергетики — и в результате на всю страну лишь несколько пляжей возле портов не имеют «Голубого флага»!

 Для туриста старые добрые винные подвалы, португальская «бескровная» коррида — такие же достопримечательности, как и те океанские пляжи. Достаточно сказать, что курорты Кашкайш и Эшторил уже сто лет назад восторженно именовали Берегом Солнца. Вот только впоследствии под этим брендом «раскрутился» испанский Коста-дель-Соль.

 Ну вот, несколько штрихов к портрету страны. А теперь — достопримечательности.

 ЛИССАБОН. Сокровища столицы
 Так называемый Большой Лиссабон расположен на правом берегу реки Тежу. Раскинулся он, как и положено большому городу, «на семи холмах», которых на самом деле четырнадцать.

 Лиссабон очень древний — основан, по мифам, самим Одиссеем, а на самом деле — финикийскими купцами. При римлянах город назывался Фелиситас-Юлия, в честь Юлия Цезаря. Но если смотреть на архитектуру, город не такой и старый (хотя — с чем сравнивать?). Упомянутое землетрясение почти стерло Лиссабон с лица земли и отстраивали столицу лет сто.

 Что выстояло после той катастрофы, так это грандиозный акведук в виде римского моста (на самом деле восемнадцатый век). Стоит он и до сих пор, вместе с еще двумя ажурными мостами создавая выразительные горизонтали Большого Лиссабона.

 Столица в Португалии очень помпезная. Что вы хотите — страна владела необъятными просторами от Южной Америки и до Японии, и в той империи никогда не садилось солнце! Воплощением величия является «главная площадь страны» — площадь Коммерции. То самое величие и обеспечивала как раз морская коммерция… Апогеем торжества на площади стала Триумфальная арка, которую строили и достраивали с 1755 по 1873 год. Но оно того стоило!

 Лиссабонским «центром притяжения № 2» является площадь короля Педру IV, созданная в восемнадцатом столетии. Она порезана «волнами» цветной брусчатки, в ее центре – солнце и карта мира. На «берегах» — дворец Независимости, Национальный театр, много нарядных домов. А на колонне возвышается фигура самого Дона Педру, императора Бразилии (вот откуда в Бразилии столько Педру!).

 Памятников монархам, поэтам, духовным лицам, и даже газетчикам в старых и новых районах столицы очень много. А еще — церквей и монастырей. «Королем храмов» считается собор с коротким емким названием — Се (одиннадцатый век). Французский романтизм плюс готика. Выглядит довольно аскетично, но одновременно является кардинальским центром, усыпальницей королей и Музеем сокровищ. А сокровищ тех португальская церковь в эпоху открытий имела столько, что даже позолоту для храмов заказывала до трех миллиметров толщиной!

 Всю возможную пышность вобрал огромный монастырь Душ Жеронимуш, шедевр стиля мануэлин. Так называют особый декор, подлинную гордость Португалии. Он появился после освоения Америки, в эпоху короля Мануэля. Колонны и окна комплекса сплошь украшены причудливой лепкой, в которую вплетены морские атрибуты: от канатов до заокеанских пряностей. Типичный мануэлин. А необъятные своды часовни Ду-Муштейру просто уникальные — поддерживаются только двумя такими же разукрашенными столбами.

 Есть в Лиссабоне не по-военному изысканные фортификации, Музей карет со всеми королевскими наворотами, гигантский монумент Первооткрывателям. Есть и вполне оригинальные памятники, такие как Санта-Жушта — лифт без дома, созданный Месниером, учеником Эйфеля, для осмотра лиссабонских достопримечательностей. Есть прекрасная Лиссабонская Ривьера. А есть и вещи нематериальные — такие как…

 … Фадо — искусство грустить
 Нарядный и торжественный Лиссабон поражает. Но чтобы заглянуть в душу его жителей, причем сразу на полную глубину, зайдите в столице в специальную таверну и послушайте фадо. Фадо — это сугубо португальские песни, протяжные, полные тоски и боли, криков и тихого шепота. Услышав их, бывалые путешественники говорят, что никто в мире не умеет так красиво грустить, как португальцы. Но зачем это жителям солнечной страны?

 Слово «фадо» происходит от латинского «фатум» — злая судьба. Искусство возникло из женских плачей за мужчинами, которые ушли в море, а атмосферу вобрало из зимней непогоды на берегу океана. Теперь португальцы скучают по всему: родине, любимым, молодости, лету… Но как скучают! Катарсис наступает, когда у исполнительницы от чувств не хватает воздуха и на глазах выступают слезы. Как и у слушателей…

 Именно так пела Амалия Родригеш, которую и уважали в Бразилии, и принимали с овациями в парижской «Олимпии», и ждали с концертами по всему миру. После ее смерти каждая вторая новорожденная девочка в Португалии получала имя легендарной певицы. Сейчас тем Амалиям по пятнадцать лет…

 Говорят, и по-настоящему исполнить, и понять фадо может только португалец. Если фламенко в Испании стало туристическим брендом, то португальское фадо — продукт преимущественно для внутреннего пользования (хотя для европейских туристов существуют веселые фадо). По последним опросам, большинство молодежи в стране относится к этому специфическому пению совсем не как к «нафталину», а тексты грустных шедевров знает наизусть много «оторванных» подростков.

 Одним словом, фадо — не просто песня и даже не состояние души. Это фактор сплочения нации. Португальский лидер Салазар так и сказал когда-то – чтобы объединить страну, нужно три «Ф»: фадо, футбол и Фатима (знаменитый монастырь).

 МЫС РОКА. На краю сознания
 Неподалеку от столицы — одно из знаковых для страны мест. Просто маяк. Да, высокий, 140 метров над отвесными скалами («рока» так и переводится — «скала). Но почему сюда привозят президентов и других почетных гостей страны? Неужели ради эффектного пейзажа и того факта, что это крайняя западная точка континентальной Европы?

 Португальцы говорят, что именно на мысе Рока, а не где-то в Италии, следует искать истоки эпохи Возрождения. Ведь Ренессанс заключался не только в появлении на картинах перспективы, но и во внимании и уважении к личности. До того, в эпоху Средневековья, человек боялся всего на свете, а сильнее всего — океана с его неизведанностью и опасностями. Прекрасно понимаешь чувства предков нынешних португальцев, стоя под маяком и испытывая нечеловеческие масштабы Атлантики. А что же во время зимних штормов? А что, если взглянуть глазами человека, который считал мыс Рока крайней точкой мира? Страшно… Но португальцы одними из первых преодолели этот страх стихии. Они отправились вокруг Африки, Индии, Америки… Это был важный шаг в развитии человечества.

 Здесь до сих пор чтят океан, относятся к нему, как к живому существу. На каком-то безлюдном пляже можно увидеть пожилую женщину, которая смотрит на волны и разговаривает, будто бы сама с собой. Принято просить океан не забирать на тот свет рыболовов, пригонять косяки рыбы, не наступать на сушу… И не надо скепсиса: вода, по последним исследованиям ученых, очень восприимчива к информации.

 ЭВОРА. Камни радуют, кости поучают
 Окунемся снова в темные времена, но, не теряя просветленного сознания.

 Расцвет этого города-крепости пришелся как раз на Средние века, за его стенами тогда на всю плодоносило искусство. А стены те, которыми до сих пор окружена старая часть Эворы, еще романские. Именно из-за сохранившегося исторического центра ее взяло под опеку ЮНЕСКО. В лице древней Эворы — романские черты, готические, мавританские…

 Площадь Жиралду с арабскими арками — вероятно, самая оживленная в городе. Отсюда можно по любой торговой улочке подняться в верхнюю часть Эворы и выйти к собору Се (XII–XIII века). Этот Кэ похож на крепость с двумя желтыми гранеными башнями. В нем, как и в одноименном лиссабонском храме, есть музей церковных сокровищ (в Португалии их очень много). Над собором видим языческое римское святилище богини Дианы. Рядом — бывший монастырь Душ-Лоюш, перестроенный в отель, где постояльцы ночуют в кельях и обедают в крытых галереях. С другой стороны площади — бывший архиепископский дворец, а ныне краеведческий музей с шедеврами испанского стиля мудехар, португальского мануэлина, античными скульптурами и живописью примитивистов… Но лучше все это увидеть, чем рассказывать. Настоящий калейдоскоп времен и культур!

 Но что в Эворе поражает до глубины души, так это Капела-душ-Оссуш — часовня во францисканском монастыре. Из украшенного изразцами зала вы попадаете в здание, изложенное человеческими черепами. Над входом надпись: «Наши кости здесь покоятся, ожидая ваших». Уязвимых просят подождать снаружи. Даже туристы с крепкими нервами не могут удержаться от вопросов: как так, почему и зачем?! Оказывается, чтобы напомнить искушенным заморскими богатствами португальцам, что золота на тот свет не заберешь и на Страшном суде не предъявишь. Кроме того, монахи желали служить Господу и после смерти, вот и служат… На стене висят две мумии — взрослого и ребенка. Никто тоже не знает, почему и зачем. Народная легенда повествует о деспоте-муже, который побоями довел жену до смерти, и сына, который на просьбу матери о помощи лишь пнул ее ногой… Вот вам еще к размышлению о сознании.

 АЛИНТЕЖУ. Бутылки и пробки
 И не все так мрачно в Эворе и окрестностях. Она же является столицей Алинтежу — озаренного солнцем южного региона. Провинция самая большая и одновременно самая бедная по причине малолюдности, а этот феномен, в свою очередь, объясняется жарой, которая царит здесь большую часть года. При этом зимой доходит до минусовых температур. Много воды (в прямом смысле слова) утекло с тех пор, как Алинтежу была житницей Рима…

 Теперь это край винограда и вин. Сухие здесь получаются довольно крепкими, терпко-горьковатыми. Их еще называют «зимними». Подавляющее большинство — красные. Местная присказка: «Красное вино — для ценителей, а белое — для алкоголиков». Хотя последнее, в отличие от темно-бордового чисто виноградного напитка, пахнет цветами, фруктами и корицей.

 Об отношении португальцев к вину красноречиво свидетельствует нижеприведенный факт. Несколько лет назад правительство разрешило автомобилистам за рулем иметь всего 0,2 промилле алкоголя вместо 0,5 — и в тихой спокойной стране едва не вспыхнула революция! Какой же обед без бокала хорошего вина?

 Среди виноградников Алинтежу вы встретите другие экзоты, связанные с вином — пробковые дубы.

 Португальцы занимают первое место в мире по производству пробки. Говорят: «Наша пробка даже в космос летала», — имея в виду теплоизоляцию для первого лунохода, изготовленную из сверхлегкого дерева. Делают из него и еще более странные вещи: «замшевые сумки, ремни, обувь… В октябре-ноябре проходят целые фестивали пробковой моды.

 Пробки делают, как можно догадаться, из коры. Причем дуб после этого не погибает. Исполняется восемь-девять лет, и можно снова снимать «урожай». Легко подсчитать, сколько шкур снимут с одного дерева, если оно растет до 450 лет… Кору сушат просто в дубраве, затем отправляют на фабрику, где ее дважды кипятят в соленой воде, прокатывают, сортируют по толщине и вырезают пробки. На высокую моду же идут, извините, обрезки.

 Португальцы волнуются: Евросоюз собирается запретить корковые пробки в пользу синтетических. Винные бочки уже начали закрывать силиконом…

 ТОМАР. Убежище тамплиеров
 И вновь история с архитектурой. Город Томар может похвастаться великолепными церквями, зданиями различных стилей и эпох. Но есть в нем постройка, которой не найти нигде больше. Связана она с рыцарским орденом тамплиеров, овеянным ореолом тайн. Загадок добавили еще и романы Умберто Эко и Дэна Брауна. Именно здесь, на окраине Европы, нашли христовы воины приют после разгрома.

 Ордену положили начало в 111 году всего девять рыцарей, которые девять лет охраняли христианских паломников на Святой Земле. Впоследствии это мини-сообщество выросло в целый иностранный легион. Век за веком орден богател, хотя сначала проповедовал бедность и скромность. В конце концов, ему задолжали вельможи и даже монархи. Среди таковых был и французский король Филипп Красивый. Чтобы отменить долги, он напрашивался в руководство тамплиеров, однако получил надменный отказ. Разозлившись, Красивый в 1307 году полностью уничтожил орден во Франции. По всей Европе рыцарей начали обвинять во всех смертных грехах, в частности в поклонении дьяволу. Закончилось тем, что Папа Римский поставил тамплиеров вне закона везде, кроме Ирландии и… правильно, Португалии. Помня помощь ордена в освобождении страны от мавров, здешние правители просто переименовали его в орден Христа. Первый португальский король Альфонс Генрих подарил первому магистру землю в Томари.

 И вот над городом возвышается замок-монастырь Кришту. Теперь это одна из жемчужин ЮНЕСКО и настоящий музей португальской архитектуры, по которому можно изучать романский стиль, готику, мануэлино и ренессанс. В сердце обители — восьмиугольная романская ротонда двенадцатого столетия. Монастырский комплекс имеет семь крытых галерей. Винтовая лестница ведет на террасу Сэра, к самому известному сокровищу монастыря — знаменитому окну, которое считается вершиной мануелина. Кстати, неотъемлемым элементом этого стиля является именно крест тамплиеров…

 

Новогодние туры 2019

Присоединяйтесь к нам!

Мы В контакте

Участник Реестра Туристических Агентств